Нейрохирурги эпилепсия

Наши нейрохирурги спасают около 20% больных эпилепсией

Знакомство с нами врач начинает с демонстрации фотографии своей маленькой пациентки. До операции девочка не говорила, мучилась от постоянных судорог, а взгляд ее не выражал никаких эмоций. Это страшно даже для специалиста.

Спустя два месяца после операции это совершенно другой человек. Сейчас девочка ходит в обычную школу и держится без приступов и лекарств уже более двух лет. Все благодаря сложнейшему хирургическому вмешательству — функциональной геми-сферэктомии и отлаженной работе команды специалистов.

— Это одна из самых сложных операций в нейрохирургии, когда мы кору одного полушария головного мозга полностью отсоединяем от всего остального мозга. Мастера такую операцию могут делать четыре часа. У меня на одну ушло пять часов, на вторую — шесть, — объясняет подробности операционной процедуры Михаил Талабаев. – Сложность операции в том, что необходимо ориентироваться в сложнейшей анатомии внутри мозга и, отделяя кору полушария от остальных отделов, сохранять питающие сосуды. Для пациентов такое вмешательство достаточно травматично.

Конечно, нельзя не учитывать, что во многих случаях (около 80%) от припадков эпилепсии можно избавиться медикаментозно. В целом работа с больными такого класса — это труд не одного и даже не двух врачей, а целой бригады.

Сначала над окончательным диагнозом колдуют неврологи. Пациента на протяжении двух лет пробуют лечить лекарственными препаратами: подбирают таблетки, меняют их, сочетают между собой. Неврологи совместно со специалистами по электроэнцефалографии и магнитно-резонансной томографии пытаются определить участок головного мозга, вызывающий эпилепсию. Кстати, сегодня современное оборудование позволяет вместе с электроэнцефалограммой записывать видео во время приступа. Это помогает более эффективно установить отделы мозга, которые вызывают эпилепсию.

Когда без скальпеля не обойтись

Хирургические операции по лечению эпилепсии у детей и взрослых схожи по принципу. Однако хоть они и имеют одно название, у каждого человека процедура проходит индивидуально.

Если взять причины, вызывающие эпилепсию у детей, на первом месте стоят доброкачественные опухоли — в 40% случаев. Они хорошо диагностируются при помощи МРТ и не нуждаются в устранении, если не приводят к припадкам. На втором месте —пороки развития коры мозга. Это самое сложное, что может быть в нейрохирургии, так как очаги просто микроскопические.

У детей встречается особая форма заболевания — катастрофическая эпилепсия. Она развивается на первых месяцах жизни и не поддается лечению лекарствами. В таких случаях ждать два года смысла нет.

— Многие считают, если мы делаем человеку операцию на мозге — значит, шансов на успешное восстановление мало. На самом деле это далеко не так. В течение последних трех лет мы начали оперировать лекарственно-устойчивую эпилепсию. И делается это не для того, чтобы ухудшить качество жизни, а наоборот, — обозначает главную задачу нейрохирургии как отрасли Михаил Владимирович. — Нет смысла лечить пациента от припадков, если это сделает его неполноценным в чем-то другом.

Сегодня при лечении эпилепсии наши нейрохирурги применяют три типа операций. В первом случае удаляется участок мозга, который вызывает заболевание. Второй тип — так называемые операции разъединения, при которых нездоровых участков в мозге слишком много и они занимают большие объемы либо располагаются сразу в двух полушариях. В последнем случае врачи имплантируют стимулятор, который помогает справляться с приступами.

И что вы думаете? Неоценимые результаты работы налицо: около 30 детей с эпилепсией успешно вылечены хирургическим путем. Двое самых тяжелых маленьких пациентов в связи с развитием заболевания не могли сами ходить, сидеть, разговаривать, а судороги у них случались каждые пятнадцать минут. После хирургического вмешательства дети пошли в школу, освободились от приступов и уже более двух лет не принимают противосудорожных препаратов.

— Добиться настолько позитивных результатов не так просто, как кажется. Нейрохирурги постоянно сталкиваются с различными сложностями. Например, участок мозга, который нужно удалить, прекрасно виден на МРТ. А вот на операции этот участок совершенно не отличается от нормального мозга, — углубляется в профессиональные проблемы Михаил Талабаев. — Эти очаги часто располагаются в участках коры головного мозга, которые отвечают за чрезвычайно значимые для человека функции – работу руки, ноги, лица, за речь и ее понимание.

В ногу со временем

В большинстве случаев эпилепсия исходит из функционально значимых отделов головного мозга. Сегодня врачи имеют возможность с помощью интраоперационного нейромониторинга контролировать движение конечностей даже во время операции, когда человек находится под наркозом.

Более того, в этом году специалисты РНПЦ неврологии и нейрохирургии успешно провели три операции пациентам в сознании. У одного из них врачи контролировали двигательную функцию, у двух остальных – речевые центры мозга. Как результат – полное сохранение качества жизни.

— Отчетливо помню последнюю девочку, у которой была опухоль в зоне, отвечающей за речь. Все два часа операции с ней разговаривала доктор. У нас все хорошо получилось, — слышится радость в голосе нейрохирурга. — Недавно звонил маме девочки. Она мне рассказала, что уже больше двух месяцев приступов нет. Хотя до этого по два-три раза на дню случались.

Что же делать в случаях, когда все предыдущие операции не привели к положительному результату? Главное — не отчаиваться. За последнее время наши нейрохирурги имплантировали пациентам четыре специальных стимулятора, которые помогают избавиться от судорог или уменьшить их частоту. Еще десять — на подходе. Стимуляторы размером чуть меньше наручных часов вшиваются подкожно на грудной клетке, раздражают блуждающий нерв и по нему посылают импульсы в мозг.

Прелесть такого прибора в том, что человек сам может остановить приступ или облегчить его. А делается это очень просто: достаточно провести около грудной клетки специальным наручным браслетом и тем самым послать дополнительный импульс.

Правда, такой метод лечения применяется параллельно с медикаментозной терапией. Да и оборудование — не из дешевых. Батарейка же в свою очередь действует не вечно — 5—7 лет.

Казалось бы, куда еще дальше шагать современной нейрохирургии. И сложнейшие операции на открытом головном мозге проводим, и электростимуляторы устанавливаем… Но, как говорится, нет пределов совершенству. Сейчас наши специалисты отправились с докладом в Барселону на Международный конгресс по борьбе с эпилепсией. В октябре Михаил Талабаев представит страну на Европейском конгрессе нейрохирургов в Италии и поделится там с коллегами результатами хирургического лечения эпилепсии у детей. Наверняка, получив частичку мирового опыта, врачи привезут к нам что-нибудь свеженькое.

Использованные источники: www.sb.by

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Болят ноги эпилепсия

  Зпрр эпилепсия лечение

  Эпилепсия упражнения

  Припадок эпилепсии лечение

Нейрохирурги эпилепсия

Эпилепсия — заболевание головного мозга, основным симптомом которого являются судорожные или бессудорожные припадки, с потерей или без потери сознания. Различают две основные формы эпилепсии: генуинную (с невыясненной этиологией) и симптоматическую, возникающую вследствие очаговых изменений в головном мозге. В настоящее время круг генуинной эпилепсии постепенно сужается вследствие внедрения новых паракли-нических методов диагностики, которые все больше помогают раскрывать причины этой болезни. Симптоматическая эпилепсия является следствием органического поражения головного мозга — травмы, опухоли, острого или хронического воспалительного заболевания мозга и его оболочек, значительно реже — врожденного порока развития головного мозга. Хирургическое лечение направлено на борьбу с эпилептическими припадками, поэтому важно знать механизм их развития.

Развитие эпилептического припадка (судорожного и бессудорожного) связывается с существованием в головном мозге определенного очага, генерирующего патологическую импульсацию. Таких очагов может быть два, чаще расположенных симметрично в обоих полушариях большого мозга — биполярная эпилепсия, или несколько-многофокусная эпилепсия. Чтобы такой патологический очаг мог функционировать, в нем должно быть определенное количество нервных клеток, генерирующих патологическую импульсацию.

Эпилептогенный очаг — это сложная патологическая структурно-функциональная система, захватывающая корковые и подкорковые структуры.

По наблюдениям одних исследователей, эпилептическая активность зарождается одновременно в корково-подкорковых образованиях, по данным других — очаг эпилептической активности располагается в коре, а глу

бинные структуры принимают участие в распространении этой импульс.ации на определенные отделы мозга или на весь мозг в целом. Таким образом формируются очаговые или генерализованные эпилептические припадки. Нередко припадок начинается как очаговый, а затем принимает характер генерализованного.

Следует иметь в виду, что эпилептогенный очаг — это не нечто постоянное, неизменное. В процессе своего формирования он может изменяться, расширяться, создавать новые вторичные эпилептогенные очаги (часто зеркально расположенные или множественные). При этом новые очаги могут становиться совершенно независимыми от первичного очага и зарождение патологической импуль-сации, приводящей к припадку, может происходить первично в любом из существующих очагов. Наличие одного или нескольких эпилептогенных очагов в значительной степени объясняет однотипность или полиморфность эпилептических припадков.

Патогенез развития припадка весьма сложен и многообразен. В нем, помимо эпилептогенного очага, несомненное участие принимают факторы, связанные с гипоксией мозга, нарушениями в нем обменных процессов, явлениями интоксикации, повышения внутричерепного давления, и многие другие. Эпилептогенный очаг не ограничивается только ролью пускового механизма в развитии припадка. Такой очаг нарушает интегративную деятельность всего мозга, что наиболее убедительно проявляется часто наблюдаемым у многих больных прогрессирующим нарушением психических функций (деградация личности, ослабление памяти, нарушение поведения, часто агрессивность). Важно подчеркнуть, что прекращение или урежение частоты припадков в большинстве случаев приводит к улучшению психической деятельности.

К нейрохирургическому вмешательству при эпилепсии прибегают в тех случаях, когда консервативное лечение оказывается безуспешным. Чтобы нейрохирургическое лечение было патогенетически обоснованным, необходимо располагать максимально полными сведениями об эпилептогенном очаге (или очагах), его локализации и размерах; о состоянии церебральной гемодинамики, лик-вородинамики, желудочков мозга и подпаутинного пространства; о высоте давления спинномозговой жидкости, которое колеблется и может быть повышенным только в

определенные часы суток. Для получения этих сведений необходимо тщательное, обычно продолжительное многостороннее обследование больного. Основу такого обследования составляет изучение клинической картины, прежде всего структуры самого припадка (мономорф-ность или полиморфность), характера начала его (наличие очагового компонента — какого? или возникновение сразу как генерализованного), особенности ауры, если она имеется, неврологическая симптоматика после припадка и т. д. Анализ этих данных нередко позволяет установить локализацию очага или, по крайней мере, говорить о стороне его расположения.

Вторым обязательным компонентом исследования больного является тщательное изучение биоэлектрической активности мозга. Это прежде всего изучение поверхностной ЭЭГ в состоянии покоя, до и после припадка, в различные периоды сна, а также при различных фармакологических нагрузках. К сожалению, нередко этих исследований оказывается недостаточно для определения локализации эпилептогенного очага. Тогда прибегают к изучению ЭЭГ с помощью базальных электродов. Если и это не уточняет диагноз, проводят субкортикографичес-кое исследование через введенные в определенные глубинные мозговые структуры тонкие электроды. Такие исследования проводят по тем же правилам, что и электроэнцефалографию. Кроме того, через эти электроды можно осуществить электростимуляцию различных глубинных структур и вызвать развитие эпилептогенной активности в какой-то из них, определив таким образом локализацию эпилептогенного очага.

Электроэнцефалограммы и субкортикограммы можно подвергнуть математическому анализу, который позволяет выявить то, что недоступно визуальной оценке.

Во время хирургического вмешательства обычно проводят кортикографию, с помощью которой определяют размеры эпилептогенного очага, а в конце операции контролируют достаточность (или недостаточность) удаления его. Обычно больным проводят детальное рентгенологическое исследование с применением краниографии, пневмоэнцефалографии, ангиографии. Через вживленные в головной мозг электроды представляется возможным изучить местный объемный кровоток и местную реактивность сосудов мозга. При поясничной пункции обязательно определяют уровень давления спинномозговой жид

кости. Иногда требуется проведение этих исследований в течение нескольких часов.

Выбор метода хирургического вмешательства определяется результатами такого комплексного исследования, хотя четкие показания к каждому виду вмешательств пока не установлены. Выявление эпилептогенного очага, вызывающего раздражение рядом расположенных мозговых структур, являющихся уже эпилептогенными, делает обоснованным удаление этого очага. Таковым наиболее часто являются рубцы (после травмы, кровоизлияния, инфаркта), внутримозговые кисты, новообразования, воспалительные процессы, сосудистые мальформа-ции.

При обнаружении эпилептогенного очага невыясненной природы операция направлена на его иссечение, субтотальное отсасывание, иногда в этих случаях прибегают к проведению лобэктомии или даже гемисферэктомии. Если четкий очаг не выявляется, но известны пути, по которым распространяется патологическая импульсация, или имеются нечетко выраженные признаки наличия очага в глубинных структурах мозга, тогда часто наиболее эффективным бывает разрушение этих структур стерео-таксическим способом с применением криодеструкции или электрокоагуляции.

При невозможности выявить эпилептогенный очаг у больного, у которого обнаруживается та или иная степень расширения ликворосодержащих полостей и на протяжении суток отмечается повышение внутричерепного давления, часто эффективным оказывается дренирование ликворной системы с целью снижения внутричерепного давления.

У больных с эпилептическими припадками и объективно выявляемым очагом нарушенного мозгового кровообращения противосудорожньш эффект может оказать реваскуляризационное вмешательство типа удаления тромба или наложения экстра-интракраниального артериального анастомоза.

Проведение оперативных вмешательств с целью нормализации гемо- или ликвородинамических показателей может иметь самостоятельное лечебное воздействие, а иногда после такого вмешательства выявляется ранее скрытый эпилептогенный очаг. Любой вид хирургического вмешательства всегда и неизменно дополняется медикаментозной противосудорожной терапией, установлени-

ем больному определенного режима поведения, питания, потребления жидкости.

Хирургическое лечение при эпилепсии является одной из сложнейших проблем современной нейрохирургии. Начало хирургическому лечению больных эпилепсией положил Хорсли. В 1886 г. он впервые у больного с очаговой эпилепсией произвел трепанацию черепа и иссек мозговой рубец с окружающей его мозговой тканью, после чего полностью прекратились припадки. С этого времени началась эпоха хирургических вмешательств при эпилепсии, которые постоянно совершенствовались на основе достижений в области диагностики и технического обеспечения нейрохирургических операций.

При травматической эпилепсии, связанной с развитием оболочечных рубцов,операция направлена на их удаление и восстановление нарушенных анатомических соотношений. При наличии у больного посттравматических дефектов костей черепа, расположенных соответственно предполагаемому эпилептогенному очагу, производят дугообразный или линейный разрез кожи, обеспечивающий возможность обнажения краев костного дефекта. После отсепаровки и отведения кожного лоскута края кости отделяют от рубцовых сращений с твердой оболочкой. Костные и соединительнотканные разрастания иссекают до твердой оболочки. Учитывая, что последняя в месте травмы обычно оказывается рубцово-измененной и спаянной с прилежащей костью, отделение костного лоскута производят острым путем Твердую оболочку рассекают и обнажают поверхность патологически измененной коры большого мозга. Если обнаруживается грубый оболочеч-но-мозговой рубец, производят постепенное выделение его из окружающих участков мозга. После обнажения поверхности мозга производят электрокортикографическое исследование для определения границ эпилептогенного очага (рис. 58).

Оперативное вмешательство в зависимости от массивности очага варьирует от субпиального отсасывания отдельных участков коры мозга до удаления патологически измененных областей и резекции его долей с зонами наиболее стойкой патологической активности. Допустимы резекция лобной доли до границ предцентральной извилины и обширное удаление теменной доли недоминантного полушария, однако недопустимо удаление передних отделов теменной доли доминантного полушария. Резек

ция затылочной доли любого полушария неизбежно сопровождается гомо-нимной гемианопсией.

Обнаруженные в зоне эпилептогенного очага арахноидальные и внутри-мозговые кисты опорожняют и удаляют, извлекают инкапсулированные инородные тела; при распространении зоны эпилептической активности за пределы рубцово-изме-ненных участков мозга

границу оперативного вмешательства расширяют. В функционально важных областях головного мозга расширение хирургического» вмешательства неоправданно, так как это сопровождается тяжелыми симптомами выпадения функций мозга. После завершения основного этапа операции при наличии дефекта твердой оболочки производят закрытие его аллогенной консервированной оболочкой. Для пластического замещения дефекта кости используют консервированную аллогенную кость или моделированную в операционной ране акриловую пластинку. Рану мягких тканей зашивают наглухо.

Судить о результатах хирургического лечения при травматической эпилепсии можно только спустя 3-5 лет, так как нередко прекращение припадков в послеоперационном периоде бывает временным.

При тяжелых формах височной эпилепсии и неэффективности консервативного лечения производят резекцию височной доли или ее полюса (рис. 59). При наличии четкого одностороннего очага обычно производят резекцию полюса височной доли с удалением медиобазальных структур. Если субкортикография обнаруживает преимущественное поражение миндалевидного тела и гиппо-кампа, удаление их осуществляют доступом через боковой желудочек.

При обнаружении эпилептогенного очага в глубоких отделах мозга (миндалевидное тело, срединный центр, ядра таламуса) производят стереотаксические операции, направленные на деструкцию зон патологической активности. Одномоментно может производиться двусторонняя

стереодеструкция. Осуществляется она с помощью анодного электролиза, высокочастотной электрокоагуляции или воздействия низких температур (криогенная деструкция жидким азотом). Электролитическому или криогенному разрушению очага предшествует тщательное исследование биопотенциалов соответствующих структур мозга посредством внутримозговых электродов, введенных с помощью стереотаксического аппарата. Результаты лечения при височной эпилепсии стереотаксическим методом пока менее эффективны, чем результаты резекционных вмешательств.

При многоочаговых формах эпилепсии применяют методику введения долгосрочных внутримозговых платиновых или золотых электродов (до 20-30 электродов диаметром 100-200 мкм), с помощью которых длительное время изучают биопотенциалы различных глубинных структур мозга, а затем производят их электростимуляцию с целью изменения интегральной деятельности. При

обнаружении четкой эпилептической активности в зоне того или иного электрода через него можно производить электролитическую микродеструкцию соответствующих участков мозгового вещества.

Использованные источники: www.redov.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Болят ноги эпилепсия

  Симптоматическая эпилепсия таблетки

  Каковы последствия эпилепсии

Хирургическое лечение эпилепсии

Хирургическое лечение эпилепсии в Новосибирске

В Нейрохирургическом центре Новосибирска 3 апреля 2014 года состоялась конференция по теме: « Хирургическое лечение эпилепсии » с участием Томокатсу Хори — профессора из Японии .

Нейрохирург Томокатсу Хори

Поводом для конференции стал приезд из Японии Профессора Томокатсу Хори – известного нейрохирурга мирового уровня, специализирующегося на операциях на головном мозге при эпилепсии .

Почему в Нейрохирургический центр Новосибирска пригласили Томокатсу Хори ? Чем известен Томокатсу Хори?

С 1984 года профессор, а с 1995 года руководитель отделения нейрохирургии университета Тоттори. С 1998 года профессор, руководитель женского университета в Токио. В 2007 году Президент 66-го японского нейрохирургического сообщества. Член обучающего и исполнительного комитета Всемирной Федерации Нейрохирургических Обществ (WFNS). 2002 – 2005 годы вице-президент Азиатско-Австралийского отделения Всемирного Сообщества Функциональных и Стереотаксических Нейрохирургов (WSSFN). С 1999 года член консультативного совета журнала Neurosurgery. С 2007 года член наблюдательного совета и редколлегии журналов Neurosurgecal Review, Acta Neurochirugyca, Stereotactic and Funcsional Neurochirugery.

На конференции «Хирургическое лечение эпилепсии» мы узнали:

Сегодня перед лекцией Новосибирскими нейрохирургами совместно с японским профессором были проведены две операции на головном мозге . Оба пациента с фокальной эпилепсией. Результаты очень хорошие: удалось иссечь эпилептогенную область, полностью сохранив функцию головного мозга.

Хирургическое лечение эпилепсии

Томокатсу Хори поделился накопленным опытом с Новосибирскими коллегами. Он отметил высокий уровень технической оснащенности Федерального центра нейрохирургии . Современная медицинская техника и опытные нейрохирурги – это комбинация определяет результат. Благодаря малоинвазивным нейрохирургическим методикам удается иссечь поврежденную область мозга, минимально повредив структуру окружающей мозговой ткани. В результате таких операций на головном мозге отсутствует или минимален неврологический дефицит.

Высокотехнологическая нейрохирургическая помощь в Новосибирске стала доступной и бесплатной. Финансирование осуществляется за счет средств Федерального бюджета. Федеральный нейрохирургический центр открыт в Новосибирске с сентября 2012 года благодаря проекту «Здоровье» для оказания современной нейрохирургической помощи гражданам Сибири и Дальнего Востока.

Адрес и контактные телефоны центра : Федеральное государственное бюджетное учреждение «Федеральный центр нейрохирургии» Минздрава России (г. Новосибирск)

630087, г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, д. 132/1

Телефоны: Поликлиническое отделение: 7 (383) 314 16 14, +7 (383) 349 83 51
Приемное отделение: +7 (383) 349 83 56, +7 (383) 314 26 88

Особенно хочется отметить, что операции на головном мозге при эпилепсии стали возможными с апреля 2014 года , после внедрения в работу новых технологий: стали использовать инвазивную электроэнцефалографию.

Для чего нужна инвазивная электроэнцефалография?

Задача хирурга — определить эпилептогенный участок, а также уточнить близость к функционально значимым областям головного мозга. Так, в мозге есть участки, ответственные за определенную функцию, например, речевая зона; а также есть «немые» зоны, повреждение которых практически не приводит к выпадению функций. Значит хирургический доступ к подлежащей удалению области необходимо осуществлять по этим «немым» зонам. Различать эти зоны стало возможно на современном уровне оснащения центра.

Из эпилептогенного участка исходит эпилептический разряд и проявляется фокальным приступом. Иссечение этого участка должно предотвращать эпилептические приступы в дальнейшем. Для уверенности в том, что именно эпилептогенную область удаляет хирург, а также что эта область удалена полностью, необходима инвазивная ЭЭГ . Инвазивный ЭЭГ мониторинг проводят функциональные диагносты и сами нейрохирурги в течение и в заключение операции. От того насколько полно удален эпилептогенный участок зависит результат операции. Данные нейровизуальных обследований (МРТ головного мозга) определяют структурный дефект: фокальную корковую дисплазию, опухоль, мезиальный темпоральный склероз и другие. А окружающая визуально неизмененная ткань мозга может давать эпиактивность, а значит быть причиной приступов даже после операции, например, удаления опухоли.

Цель лечения эпилепсии — контроль над приступами, и у фармакорезистентных пациентов может быть достигнута иногда только с помощью нейрохирургии. В настоящее время и в Новосибирске стало доступно хирургическое лечение эпилепсии.

На конференции профессор Томокатсу Хори подробно осветил современные направления нейрохирургических методик : органосберегающие малоинвазивные методики. Приведены были статистические данные мировых и собственных результатов операций при эпилепсии. Были продемонстрированы видеоролики с операций. Мы своими глазами смогли увидеть, как проводят сложнейшие нейрохирургические вмешательства, такие как: селективная амигдалогиппокампэктомия и субтемпоральная амигдалогиппокампэктомия.

Под благодарные аплодисменты коллег закончилась эта конференция.

Круглый стол на тему: «Хирургическое лечение эпилепсии»

В рамках конференции эпилептологи и нейрохирурги Новосибирска на « Круглом столе» выработали тактику ведения пациентов. В состав участников Круглого стола вошли эпилептологии: к.м.н. Волков И.В., Волкова О.К., Ненарочнова И.В., Ермоленко Е.Е., Видиккер Г.В., а также нейрохирурги: заведующий нейрохирургическим функциональным отделением, к.м.н., доцент НГУ Мелиди Евстафий Георгиевич. Было предложено на приёме эпилептологов отбирать претендентов на нейрохирургическое лечение. Далее организовывается консилиум эпилептологов с приглашенными нейрохирургами на базе ГБУЗ НСО ДГКБ №3 , с принятием предварительного решения о возможности оперативного лечения. В дальнейшем планируется перевод таких пациентов в Федеральный нейрохирургический центр для проведения необходимых обследований перед операцией на головном мозге.

Итогом конференции стала кооперация врачей эпилептологов и нейрохирургов Новосибирска , обладающих знаниями и опытом, при наличии самого современного высокотехнологического оборудования. Хирургическое лечение эпилепсии стало доступней и эффективней.

Видео с конференции : короткий фрагмент

Использованные источники: sib-epileptolog.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Эпилептологи лечение эпилепсии

  Каковы последствия эпилепсии

  Что означает приступ эпилепсии

  Эпилепсия после наркоза

Наши нейрохирурги спасают около 20% больных эпилепсией

Знакомство с нами врач начинает с демонстрации фотографии своей маленькой пациентки. До операции девочка не говорила, мучилась от постоянных судорог, а взгляд ее не выражал никаких эмоций. Это страшно даже для специалиста.

Спустя два месяца после операции это совершенно другой человек. Сейчас девочка ходит в обычную школу и держится без приступов и лекарств уже более двух лет. Все благодаря сложнейшему хирургическому вмешательству — функциональной геми-сферэктомии и отлаженной работе команды специалистов.

— Это одна из самых сложных операций в нейрохирургии, когда мы кору одного полушария головного мозга полностью отсоединяем от всего остального мозга. Мастера такую операцию могут делать четыре часа. У меня на одну ушло пять часов, на вторую — шесть, — объясняет подробности операционной процедуры Михаил Талабаев. – Сложность операции в том, что необходимо ориентироваться в сложнейшей анатомии внутри мозга и, отделяя кору полушария от остальных отделов, сохранять питающие сосуды. Для пациентов такое вмешательство достаточно травматично.

Конечно, нельзя не учитывать, что во многих случаях (около 80%) от припадков эпилепсии можно избавиться медикаментозно. В целом работа с больными такого класса — это труд не одного и даже не двух врачей, а целой бригады.

Сначала над окончательным диагнозом колдуют неврологи. Пациента на протяжении двух лет пробуют лечить лекарственными препаратами: подбирают таблетки, меняют их, сочетают между собой. Неврологи совместно со специалистами по электроэнцефалографии и магнитно-резонансной томографии пытаются определить участок головного мозга, вызывающий эпилепсию. Кстати, сегодня современное оборудование позволяет вместе с электроэнцефалограммой записывать видео во время приступа. Это помогает более эффективно установить отделы мозга, которые вызывают эпилепсию.

Когда без скальпеля не обойтись

Хирургические операции по лечению эпилепсии у детей и взрослых схожи по принципу. Однако хоть они и имеют одно название, у каждого человека процедура проходит индивидуально.

Если взять причины, вызывающие эпилепсию у детей, на первом месте стоят доброкачественные опухоли — в 40% случаев. Они хорошо диагностируются при помощи МРТ и не нуждаются в устранении, если не приводят к припадкам. На втором месте —пороки развития коры мозга. Это самое сложное, что может быть в нейрохирургии, так как очаги просто микроскопические.

У детей встречается особая форма заболевания — катастрофическая эпилепсия. Она развивается на первых месяцах жизни и не поддается лечению лекарствами. В таких случаях ждать два года смысла нет.

— Многие считают, если мы делаем человеку операцию на мозге — значит, шансов на успешное восстановление мало. На самом деле это далеко не так. В течение последних трех лет мы начали оперировать лекарственно-устойчивую эпилепсию. И делается это не для того, чтобы ухудшить качество жизни, а наоборот, — обозначает главную задачу нейрохирургии как отрасли Михаил Владимирович. — Нет смысла лечить пациента от припадков, если это сделает его неполноценным в чем-то другом.

Сегодня при лечении эпилепсии наши нейрохирурги применяют три типа операций. В первом случае удаляется участок мозга, который вызывает заболевание. Второй тип — так называемые операции разъединения, при которых нездоровых участков в мозге слишком много и они занимают большие объемы либо располагаются сразу в двух полушариях. В последнем случае врачи имплантируют стимулятор, который помогает справляться с приступами.

И что вы думаете? Неоценимые результаты работы налицо: около 30 детей с эпилепсией успешно вылечены хирургическим путем. Двое самых тяжелых маленьких пациентов в связи с развитием заболевания не могли сами ходить, сидеть, разговаривать, а судороги у них случались каждые пятнадцать минут. После хирургического вмешательства дети пошли в школу, освободились от приступов и уже более двух лет не принимают противосудорожных препаратов.

— Добиться настолько позитивных результатов не так просто, как кажется. Нейрохирурги постоянно сталкиваются с различными сложностями. Например, участок мозга, который нужно удалить, прекрасно виден на МРТ. А вот на операции этот участок совершенно не отличается от нормального мозга, — углубляется в профессиональные проблемы Михаил Талабаев. — Эти очаги часто располагаются в участках коры головного мозга, которые отвечают за чрезвычайно значимые для человека функции – работу руки, ноги, лица, за речь и ее понимание.

В ногу со временем

В большинстве случаев эпилепсия исходит из функционально значимых отделов головного мозга. Сегодня врачи имеют возможность с помощью интраоперационного нейромониторинга контролировать движение конечностей даже во время операции, когда человек находится под наркозом.

Более того, в этом году специалисты РНПЦ неврологии и нейрохирургии успешно провели три операции пациентам в сознании. У одного из них врачи контролировали двигательную функцию, у двух остальных – речевые центры мозга. Как результат – полное сохранение качества жизни.

— Отчетливо помню последнюю девочку, у которой была опухоль в зоне, отвечающей за речь. Все два часа операции с ней разговаривала доктор. У нас все хорошо получилось, — слышится радость в голосе нейрохирурга. — Недавно звонил маме девочки. Она мне рассказала, что уже больше двух месяцев приступов нет. Хотя до этого по два-три раза на дню случались.

Что же делать в случаях, когда все предыдущие операции не привели к положительному результату? Главное — не отчаиваться. За последнее время наши нейрохирурги имплантировали пациентам четыре специальных стимулятора, которые помогают избавиться от судорог или уменьшить их частоту. Еще десять — на подходе. Стимуляторы размером чуть меньше наручных часов вшиваются подкожно на грудной клетке, раздражают блуждающий нерв и по нему посылают импульсы в мозг.

Прелесть такого прибора в том, что человек сам может остановить приступ или облегчить его. А делается это очень просто: достаточно провести около грудной клетки специальным наручным браслетом и тем самым послать дополнительный импульс.

Правда, такой метод лечения применяется параллельно с медикаментозной терапией. Да и оборудование — не из дешевых. Батарейка же в свою очередь действует не вечно — 5—7 лет.

Казалось бы, куда еще дальше шагать современной нейрохирургии. И сложнейшие операции на открытом головном мозге проводим, и электростимуляторы устанавливаем… Но, как говорится, нет пределов совершенству. Сейчас наши специалисты отправились с докладом в Барселону на Международный конгресс по борьбе с эпилепсией. В октябре Михаил Талабаев представит страну на Европейском конгрессе нейрохирургов в Италии и поделится там с коллегами результатами хирургического лечения эпилепсии у детей. Наверняка, получив частичку мирового опыта, врачи привезут к нам что-нибудь свеженькое.

Использованные источники: www.sb.by

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Эпилепсия упражнения

  Симптоматическая эпилепсия таблетки

  Каковы последствия эпилепсии

Нейрохирурги эпилепсия

Эпилепсия — заболевание головного мозга, основным симптомом которого являются судорожные или бессудорожные припадки, с потерей или без потери сознания. Различают две основные формы эпилепсии: генуинную (с невыясненной этиологией) и симптоматическую, возникающую вследствие очаговых изменений в головном мозге. В настоящее время круг генуинной эпилепсии постепенно сужается вследствие внедрения новых паракли-нических методов диагностики, которые все больше помогают раскрывать причины этой болезни. Симптоматическая эпилепсия является следствием органического поражения головного мозга — травмы, опухоли, острого или хронического воспалительного заболевания мозга и его оболочек, значительно реже — врожденного порока развития головного мозга. Хирургическое лечение направлено на борьбу с эпилептическими припадками, поэтому важно знать механизм их развития.

Развитие эпилептического припадка (судорожного и бессудорожного) связывается с существованием в головном мозге определенного очага, генерирующего патологическую импульсацию. Таких очагов может быть два, чаще расположенных симметрично в обоих полушариях большого мозга — биполярная эпилепсия, или несколько-многофокусная эпилепсия. Чтобы такой патологический очаг мог функционировать, в нем должно быть определенное количество нервных клеток, генерирующих патологическую импульсацию.

Эпилептогенный очаг — это сложная патологическая структурно-функциональная система, захватывающая корковые и подкорковые структуры.

По наблюдениям одних исследователей, эпилептическая активность зарождается одновременно в корково-подкорковых образованиях, по данным других — очаг эпилептической активности располагается в коре, а глу

бинные структуры принимают участие в распространении этой импульс.ации на определенные отделы мозга или на весь мозг в целом. Таким образом формируются очаговые или генерализованные эпилептические припадки. Нередко припадок начинается как очаговый, а затем принимает характер генерализованного.

Следует иметь в виду, что эпилептогенный очаг — это не нечто постоянное, неизменное. В процессе своего формирования он может изменяться, расширяться, создавать новые вторичные эпилептогенные очаги (часто зеркально расположенные или множественные). При этом новые очаги могут становиться совершенно независимыми от первичного очага и зарождение патологической импуль-сации, приводящей к припадку, может происходить первично в любом из существующих очагов. Наличие одного или нескольких эпилептогенных очагов в значительной степени объясняет однотипность или полиморфность эпилептических припадков.

Патогенез развития припадка весьма сложен и многообразен. В нем, помимо эпилептогенного очага, несомненное участие принимают факторы, связанные с гипоксией мозга, нарушениями в нем обменных процессов, явлениями интоксикации, повышения внутричерепного давления, и многие другие. Эпилептогенный очаг не ограничивается только ролью пускового механизма в развитии припадка. Такой очаг нарушает интегративную деятельность всего мозга, что наиболее убедительно проявляется часто наблюдаемым у многих больных прогрессирующим нарушением психических функций (деградация личности, ослабление памяти, нарушение поведения, часто агрессивность). Важно подчеркнуть, что прекращение или урежение частоты припадков в большинстве случаев приводит к улучшению психической деятельности.

К нейрохирургическому вмешательству при эпилепсии прибегают в тех случаях, когда консервативное лечение оказывается безуспешным. Чтобы нейрохирургическое лечение было патогенетически обоснованным, необходимо располагать максимально полными сведениями об эпилептогенном очаге (или очагах), его локализации и размерах; о состоянии церебральной гемодинамики, лик-вородинамики, желудочков мозга и подпаутинного пространства; о высоте давления спинномозговой жидкости, которое колеблется и может быть повышенным только в

определенные часы суток. Для получения этих сведений необходимо тщательное, обычно продолжительное многостороннее обследование больного. Основу такого обследования составляет изучение клинической картины, прежде всего структуры самого припадка (мономорф-ность или полиморфность), характера начала его (наличие очагового компонента — какого? или возникновение сразу как генерализованного), особенности ауры, если она имеется, неврологическая симптоматика после припадка и т. д. Анализ этих данных нередко позволяет установить локализацию очага или, по крайней мере, говорить о стороне его расположения.

Вторым обязательным компонентом исследования больного является тщательное изучение биоэлектрической активности мозга. Это прежде всего изучение поверхностной ЭЭГ в состоянии покоя, до и после припадка, в различные периоды сна, а также при различных фармакологических нагрузках. К сожалению, нередко этих исследований оказывается недостаточно для определения локализации эпилептогенного очага. Тогда прибегают к изучению ЭЭГ с помощью базальных электродов. Если и это не уточняет диагноз, проводят субкортикографичес-кое исследование через введенные в определенные глубинные мозговые структуры тонкие электроды. Такие исследования проводят по тем же правилам, что и электроэнцефалографию. Кроме того, через эти электроды можно осуществить электростимуляцию различных глубинных структур и вызвать развитие эпилептогенной активности в какой-то из них, определив таким образом локализацию эпилептогенного очага.

Электроэнцефалограммы и субкортикограммы можно подвергнуть математическому анализу, который позволяет выявить то, что недоступно визуальной оценке.

Во время хирургического вмешательства обычно проводят кортикографию, с помощью которой определяют размеры эпилептогенного очага, а в конце операции контролируют достаточность (или недостаточность) удаления его. Обычно больным проводят детальное рентгенологическое исследование с применением краниографии, пневмоэнцефалографии, ангиографии. Через вживленные в головной мозг электроды представляется возможным изучить местный объемный кровоток и местную реактивность сосудов мозга. При поясничной пункции обязательно определяют уровень давления спинномозговой жид

кости. Иногда требуется проведение этих исследований в течение нескольких часов.

Выбор метода хирургического вмешательства определяется результатами такого комплексного исследования, хотя четкие показания к каждому виду вмешательств пока не установлены. Выявление эпилептогенного очага, вызывающего раздражение рядом расположенных мозговых структур, являющихся уже эпилептогенными, делает обоснованным удаление этого очага. Таковым наиболее часто являются рубцы (после травмы, кровоизлияния, инфаркта), внутримозговые кисты, новообразования, воспалительные процессы, сосудистые мальформа-ции.

При обнаружении эпилептогенного очага невыясненной природы операция направлена на его иссечение, субтотальное отсасывание, иногда в этих случаях прибегают к проведению лобэктомии или даже гемисферэктомии. Если четкий очаг не выявляется, но известны пути, по которым распространяется патологическая импульсация, или имеются нечетко выраженные признаки наличия очага в глубинных структурах мозга, тогда часто наиболее эффективным бывает разрушение этих структур стерео-таксическим способом с применением криодеструкции или электрокоагуляции.

При невозможности выявить эпилептогенный очаг у больного, у которого обнаруживается та или иная степень расширения ликворосодержащих полостей и на протяжении суток отмечается повышение внутричерепного давления, часто эффективным оказывается дренирование ликворной системы с целью снижения внутричерепного давления.

У больных с эпилептическими припадками и объективно выявляемым очагом нарушенного мозгового кровообращения противосудорожньш эффект может оказать реваскуляризационное вмешательство типа удаления тромба или наложения экстра-интракраниального артериального анастомоза.

Проведение оперативных вмешательств с целью нормализации гемо- или ликвородинамических показателей может иметь самостоятельное лечебное воздействие, а иногда после такого вмешательства выявляется ранее скрытый эпилептогенный очаг. Любой вид хирургического вмешательства всегда и неизменно дополняется медикаментозной противосудорожной терапией, установлени-

ем больному определенного режима поведения, питания, потребления жидкости.

Хирургическое лечение при эпилепсии является одной из сложнейших проблем современной нейрохирургии. Начало хирургическому лечению больных эпилепсией положил Хорсли. В 1886 г. он впервые у больного с очаговой эпилепсией произвел трепанацию черепа и иссек мозговой рубец с окружающей его мозговой тканью, после чего полностью прекратились припадки. С этого времени началась эпоха хирургических вмешательств при эпилепсии, которые постоянно совершенствовались на основе достижений в области диагностики и технического обеспечения нейрохирургических операций.

При травматической эпилепсии, связанной с развитием оболочечных рубцов,операция направлена на их удаление и восстановление нарушенных анатомических соотношений. При наличии у больного посттравматических дефектов костей черепа, расположенных соответственно предполагаемому эпилептогенному очагу, производят дугообразный или линейный разрез кожи, обеспечивающий возможность обнажения краев костного дефекта. После отсепаровки и отведения кожного лоскута края кости отделяют от рубцовых сращений с твердой оболочкой. Костные и соединительнотканные разрастания иссекают до твердой оболочки. Учитывая, что последняя в месте травмы обычно оказывается рубцово-измененной и спаянной с прилежащей костью, отделение костного лоскута производят острым путем Твердую оболочку рассекают и обнажают поверхность патологически измененной коры большого мозга. Если обнаруживается грубый оболочеч-но-мозговой рубец, производят постепенное выделение его из окружающих участков мозга. После обнажения поверхности мозга производят электрокортикографическое исследование для определения границ эпилептогенного очага (рис. 58).

Оперативное вмешательство в зависимости от массивности очага варьирует от субпиального отсасывания отдельных участков коры мозга до удаления патологически измененных областей и резекции его долей с зонами наиболее стойкой патологической активности. Допустимы резекция лобной доли до границ предцентральной извилины и обширное удаление теменной доли недоминантного полушария, однако недопустимо удаление передних отделов теменной доли доминантного полушария. Резек

ция затылочной доли любого полушария неизбежно сопровождается гомо-нимной гемианопсией.

Обнаруженные в зоне эпилептогенного очага арахноидальные и внутри-мозговые кисты опорожняют и удаляют, извлекают инкапсулированные инородные тела; при распространении зоны эпилептической активности за пределы рубцово-изме-ненных участков мозга

границу оперативного вмешательства расширяют. В функционально важных областях головного мозга расширение хирургического» вмешательства неоправданно, так как это сопровождается тяжелыми симптомами выпадения функций мозга. После завершения основного этапа операции при наличии дефекта твердой оболочки производят закрытие его аллогенной консервированной оболочкой. Для пластического замещения дефекта кости используют консервированную аллогенную кость или моделированную в операционной ране акриловую пластинку. Рану мягких тканей зашивают наглухо.

Судить о результатах хирургического лечения при травматической эпилепсии можно только спустя 3-5 лет, так как нередко прекращение припадков в послеоперационном периоде бывает временным.

При тяжелых формах височной эпилепсии и неэффективности консервативного лечения производят резекцию височной доли или ее полюса (рис. 59). При наличии четкого одностороннего очага обычно производят резекцию полюса височной доли с удалением медиобазальных структур. Если субкортикография обнаруживает преимущественное поражение миндалевидного тела и гиппо-кампа, удаление их осуществляют доступом через боковой желудочек.

При обнаружении эпилептогенного очага в глубоких отделах мозга (миндалевидное тело, срединный центр, ядра таламуса) производят стереотаксические операции, направленные на деструкцию зон патологической активности. Одномоментно может производиться двусторонняя

стереодеструкция. Осуществляется она с помощью анодного электролиза, высокочастотной электрокоагуляции или воздействия низких температур (криогенная деструкция жидким азотом). Электролитическому или криогенному разрушению очага предшествует тщательное исследование биопотенциалов соответствующих структур мозга посредством внутримозговых электродов, введенных с помощью стереотаксического аппарата. Результаты лечения при височной эпилепсии стереотаксическим методом пока менее эффективны, чем результаты резекционных вмешательств.

При многоочаговых формах эпилепсии применяют методику введения долгосрочных внутримозговых платиновых или золотых электродов (до 20-30 электродов диаметром 100-200 мкм), с помощью которых длительное время изучают биопотенциалы различных глубинных структур мозга, а затем производят их электростимуляцию с целью изменения интегральной деятельности. При

обнаружении четкой эпилептической активности в зоне того или иного электрода через него можно производить электролитическую микродеструкцию соответствующих участков мозгового вещества.

Использованные источники: www.redov.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Болят ноги эпилепсия

  Эпилепсия упражнения

  Эпилептологи лечение эпилепсии

Хирургическое лечение эпилепсии

Хирургическое лечение эпилепсии в Новосибирске

В Нейрохирургическом центре Новосибирска 3 апреля 2014 года состоялась конференция по теме: « Хирургическое лечение эпилепсии » с участием Томокатсу Хори — профессора из Японии .

Нейрохирург Томокатсу Хори

Поводом для конференции стал приезд из Японии Профессора Томокатсу Хори – известного нейрохирурга мирового уровня, специализирующегося на операциях на головном мозге при эпилепсии .

Почему в Нейрохирургический центр Новосибирска пригласили Томокатсу Хори ? Чем известен Томокатсу Хори?

С 1984 года профессор, а с 1995 года руководитель отделения нейрохирургии университета Тоттори. С 1998 года профессор, руководитель женского университета в Токио. В 2007 году Президент 66-го японского нейрохирургического сообщества. Член обучающего и исполнительного комитета Всемирной Федерации Нейрохирургических Обществ (WFNS). 2002 – 2005 годы вице-президент Азиатско-Австралийского отделения Всемирного Сообщества Функциональных и Стереотаксических Нейрохирургов (WSSFN). С 1999 года член консультативного совета журнала Neurosurgery. С 2007 года член наблюдательного совета и редколлегии журналов Neurosurgecal Review, Acta Neurochirugyca, Stereotactic and Funcsional Neurochirugery.

На конференции «Хирургическое лечение эпилепсии» мы узнали:

Сегодня перед лекцией Новосибирскими нейрохирургами совместно с японским профессором были проведены две операции на головном мозге . Оба пациента с фокальной эпилепсией. Результаты очень хорошие: удалось иссечь эпилептогенную область, полностью сохранив функцию головного мозга.

Хирургическое лечение эпилепсии

Томокатсу Хори поделился накопленным опытом с Новосибирскими коллегами. Он отметил высокий уровень технической оснащенности Федерального центра нейрохирургии . Современная медицинская техника и опытные нейрохирурги – это комбинация определяет результат. Благодаря малоинвазивным нейрохирургическим методикам удается иссечь поврежденную область мозга, минимально повредив структуру окружающей мозговой ткани. В результате таких операций на головном мозге отсутствует или минимален неврологический дефицит.

Высокотехнологическая нейрохирургическая помощь в Новосибирске стала доступной и бесплатной. Финансирование осуществляется за счет средств Федерального бюджета. Федеральный нейрохирургический центр открыт в Новосибирске с сентября 2012 года благодаря проекту «Здоровье» для оказания современной нейрохирургической помощи гражданам Сибири и Дальнего Востока.

Адрес и контактные телефоны центра : Федеральное государственное бюджетное учреждение «Федеральный центр нейрохирургии» Минздрава России (г. Новосибирск)

630087, г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, д. 132/1

Телефоны: Поликлиническое отделение: 7 (383) 314 16 14, +7 (383) 349 83 51
Приемное отделение: +7 (383) 349 83 56, +7 (383) 314 26 88

Особенно хочется отметить, что операции на головном мозге при эпилепсии стали возможными с апреля 2014 года , после внедрения в работу новых технологий: стали использовать инвазивную электроэнцефалографию.

Для чего нужна инвазивная электроэнцефалография?

Задача хирурга — определить эпилептогенный участок, а также уточнить близость к функционально значимым областям головного мозга. Так, в мозге есть участки, ответственные за определенную функцию, например, речевая зона; а также есть «немые» зоны, повреждение которых практически не приводит к выпадению функций. Значит хирургический доступ к подлежащей удалению области необходимо осуществлять по этим «немым» зонам. Различать эти зоны стало возможно на современном уровне оснащения центра.

Из эпилептогенного участка исходит эпилептический разряд и проявляется фокальным приступом. Иссечение этого участка должно предотвращать эпилептические приступы в дальнейшем. Для уверенности в том, что именно эпилептогенную область удаляет хирург, а также что эта область удалена полностью, необходима инвазивная ЭЭГ . Инвазивный ЭЭГ мониторинг проводят функциональные диагносты и сами нейрохирурги в течение и в заключение операции. От того насколько полно удален эпилептогенный участок зависит результат операции. Данные нейровизуальных обследований (МРТ головного мозга) определяют структурный дефект: фокальную корковую дисплазию, опухоль, мезиальный темпоральный склероз и другие. А окружающая визуально неизмененная ткань мозга может давать эпиактивность, а значит быть причиной приступов даже после операции, например, удаления опухоли.

Цель лечения эпилепсии — контроль над приступами, и у фармакорезистентных пациентов может быть достигнута иногда только с помощью нейрохирургии. В настоящее время и в Новосибирске стало доступно хирургическое лечение эпилепсии.

На конференции профессор Томокатсу Хори подробно осветил современные направления нейрохирургических методик : органосберегающие малоинвазивные методики. Приведены были статистические данные мировых и собственных результатов операций при эпилепсии. Были продемонстрированы видеоролики с операций. Мы своими глазами смогли увидеть, как проводят сложнейшие нейрохирургические вмешательства, такие как: селективная амигдалогиппокампэктомия и субтемпоральная амигдалогиппокампэктомия.

Под благодарные аплодисменты коллег закончилась эта конференция.

Круглый стол на тему: «Хирургическое лечение эпилепсии»

В рамках конференции эпилептологи и нейрохирурги Новосибирска на « Круглом столе» выработали тактику ведения пациентов. В состав участников Круглого стола вошли эпилептологии: к.м.н. Волков И.В., Волкова О.К., Ненарочнова И.В., Ермоленко Е.Е., Видиккер Г.В., а также нейрохирурги: заведующий нейрохирургическим функциональным отделением, к.м.н., доцент НГУ Мелиди Евстафий Георгиевич. Было предложено на приёме эпилептологов отбирать претендентов на нейрохирургическое лечение. Далее организовывается консилиум эпилептологов с приглашенными нейрохирургами на базе ГБУЗ НСО ДГКБ №3 , с принятием предварительного решения о возможности оперативного лечения. В дальнейшем планируется перевод таких пациентов в Федеральный нейрохирургический центр для проведения необходимых обследований перед операцией на головном мозге.

Итогом конференции стала кооперация врачей эпилептологов и нейрохирургов Новосибирска , обладающих знаниями и опытом, при наличии самого современного высокотехнологического оборудования. Хирургическое лечение эпилепсии стало доступней и эффективней.

Видео с конференции : короткий фрагмент

Использованные источники: sib-epileptolog.ru

Related Post