Может мигрень перейти в эпилепсию

Дифференциальный диагноз мигренозной ауры: мигрень и эпилепсия

Различение мигренозной ауры от других пароксизмальных состояний, в первую очередь от эпилепсии, является важнейшей диагностической задачей. Можно часто слышать утверждения, основанные на клиническом опыте или статистике, что эти два заболевания очень близки друг другу. Есть и противоположное мнение – его сторонники с пеной у рта отрицают существование и даже возможность такого сходства. Очевидно, что есть сомнение (его подразумевает как утверждение, так и отрицание) и что спор слишком эмоционален для того, чтобы спокойно обсудить создавшееся положение. Сомнение возникает из неадекватности наших определений, а эмоциональные страсти – из зловещей и уничижительной репутации эпилепсии. Мы уже ссылались на некоторые клинические обобщения (пограничные состояния эпилепсии Говерса и гибридные припадки Леннокса) и считаем, что настало время разъяснить значение этих терминов.

Трудность, как неоднократно подчеркивал Хьюлингс Джексон, заключается в различении двух рамок отсчета: грубо говоря, теории и практики. Так, Джексон пишет:

«С научной точки зрения, как мне думается, мигрень должна быть отнесена в ту же категорию болезней, что и эпилепсия… Но было бы абсурдом объединять ее с обычными случаями эпилепсии, как, например, нелепо с точки зрения обыденной жизни объединять китов с млекопитающими. С точки зрения законодательства, кит – рыба, с точки зрения зоологии – млекопитающее».

На практике легко – в подавляющем большинстве случаев – отличить мигрень от эпилепсии. Сомнения возникают только в случае сложных аур, особенно если они изолированные. Сомнение это может усугубляться, если в семейном анамнезе больного есть указание на то, что его родственники или предки страдали эпилепсией, если больной во время ауры теряет сознание и прежде всего если у него на фоне бессознательного состояния развиваются судороги. Было бы поэтому поучительно сравнить определенные специфические феномены, имеющие место при мигрени и эпилепсии; для того чтобы это сделать, нам надо обратиться к двум наиболее авторитетным фигурам – к Лайвингу (1873) по мигрени и к Говерсу (1881) по эпилепсии.

Зрительные симптомы более характерны для мигрени и часто принимают весьма специфическую форму – мерцающей или негативной скотомы, каковая не наблюдается при эпилептической ауре; зрительные симптомы присутствовали в 62 процентах случаев, описанных Лайвингом (включая простую и классическую мигрень, но с преобладанием последней), и только в 17 процентах случаев, описанных Говерсом. Парестезии с джексоновским распределением с большей частотой наблюдаются при мигрени (35 процентов у Лайвинга, 17 процентов у Говерса), но они редко бывают двусторонними при эпилепсии, в противоположность мигрени, при которой они являются двусторонними в большинстве случаев, поражая в особенности область губ и языка. Решающим в дифференциальной диагностике является тот факт, что при мигрени скорость распространения парестезий в сотни раз меньше, чем при эпилепсии. Судороги очень характерны для эпилепсии, но так редко встречаются при мигрени, что их наличие заставляет усомниться в диагнозе. Постиктальная слабость – типичный признак двигательной эпилепсии, но отсутствует при мигрени, за исключением особых случаев гемиплегических приступов (см. следующую главу). Потеря сознания обычна для эпилепсии (Говерс наблюдал ее в 50 процентах у 505 больных), но очень редко встречается при мигрени. Далее, для эпилепсии характерно острое начало (за исключением психомоторных припадков), в то время как для мигрени характерно начало более постепенное. Сложные нарушения высших интегративных функций и аффекта описываются обоими авторами в 10 процентах случаев. Однако такие нарушения редки при заторможенности и состоянии расщепленного сознания на фоне мигрени и редко достигают интенсивности подобных состояний, развивающихся при височных эпилептических припадках (например, автоматизма, за которым следует амнезия). Напротив, при эпилепсии редко бывают длительные делирии и ложные делирии, часто сопровождающие затянувшуюся мигренозную ауру.

С помощью таких и похожих критериев мы можем добиться диагностической определенности или по крайней мере диагностической вероятности в большинстве случаев. Трудные случаи представлены больными, одновременно страдающими мигренью и эпилепсией или мигренозными приступами, переходящими в эпилептические припадки; больными с истинно «гибридными» случаями; и наконец, больными, у которых приступы отличаются такой двусмысленностью, что перед ней пасуют наши диагностические методы. Мне приходится отослать читателя к детальным работам Говерса (1907) и Леннокса и Леннокса (1960) для полного ознакомления с этой туманной областью. В этих работах можно найти множество историй болезни, демонстрирующих полную катастрофу для нашей ригидной нозологии.

Говерс приводит несколько историй больных, у которых приступы мигрени чередуются с эпилептическими припадками. В разные периоды жизни симптомы одного заболевания вытесняются симптомами второго. Более драматичными являются случаи, когда «наблюдается истинный переход симптомов одного заболевания в симптомы другого»: так, у одной больной, девочки, страдавшей классической мигренью с пятилетнего возраста, головная боль постепенно уступила место судорогам. (Вспомним в связи с этим, что Аретей впервые описал такой гибридный приступ с мигренозным фантомом, за которым следовали судороги.) Говерс приписывает возникновение эпилепсии в таких случаях эффекту мигренозной боли и мозговым расстройствам; Лайвинг (и это представляется более правдоподобным), хотя и несколько загадочно, говорит о постоянной возможности «трансформации» одного пароксизма в другой.

Леннокс и Леннокс приводят много историй болезни такого типа, в которых эпилептический компонент – если он присутствует – подтвержден электроэнцефалографическими данными. В одном из этих случаев больной с замысловатыми зрительными расстройствами (кружащиеся желтые звезды и микропсия) переносил на их фоне либо большой судорожный припадок, либо приступ классической мигренозной головной боли. У другого больного с продолжительными зрительными расстройствами и парестезиями после них начиналась сильная головная боль, а потом генерализованные судороги, причем головная боль сохранялась и после того, как заканчивались судороги. Леннокс называет такой приступ «мигрелепсией». Ясно, что в большинстве случаев расспрос и наблюдение помогают решить вопрос, является ли данный острый приступ проявлением мигрени, эпилепсии или какого-то иного заболевания. Бывают, однако, случаи, когда даже большой клинический опыт не позволяет прояснить ситуацию: мы, например, описывали мигренозные ауры, проявлявшиеся обонятельными галлюцинациями, ощущением уже виденного (déjà vu), а иногда насильственными воспоминаниями и аффектами, неотличимыми от припадков височной эпилепсии, если отсутствуют какие-либо иные дифференциально-диагностические признаки.

История болезни № 98. Женщина 48 лет, с девятнадцатилетнего возраста страдает сложными приступами, которые с возрастом становились все более частыми, тяжелыми и причудливыми. Приступы начинаются со «смутного, но пронизывающего ощущения сдвига в чувстве времени и пространства… с какой-то странности… с ощущения накопления в организме „статической“ энергии». Затем в поле зрения появляются «полоски», иногда остро срезается верхний височный квадрант левой половины поля зрения. Это состояние повышенной сенсорной стимуляции, с возможными дефектами поля зрения, часто предшествует сложному галлюцинаторному состоянию или заторможенности: «Появляется темная муаровая пелена… содержательные галлюцинации… лицо, голос… то здесь, то там… все это очень быстро появляется и быстро исчезает». Иногда приступ на этом обрывается. В других случаях у больной «появляется металлический вкус на языке… каждый раз один и тот же вкус», а потом следует падение и потеря сознания, или возникает эпилептическое бегство, о котором у больной не сохраняется никаких воспоминаний.

С отцовской стороны в семейном анамнезе есть отчетливые указания на классическую (иногда очень сложную) мигрень. У отца случаются ауры со зрительными галлюцинациями, которые выглядят как «светящиеся точки и зигзаги, сменяющиеся временной слепотой»; у сестры отца на фоне мигрени иногда развивается афазия. У матери отца случаются тяжелые, провоцируемые светом припадки и приступы мигрени. У самой больной сильно выражена реакция на световые раздражители с развитием фотомиоклонуса, фотосудорог и световой мигрени (возникновение скотомы под влиянием мигающего источника света). При визуализации головного мозга выявлена сосудистая аномалия (венозная ангиома) в правой височной доле.

Эти сложные приступы получили название «мигрелепсии», потому что для них характерны признаки мигрени и височной эпилепсии. В таких случаях хорошо помогает эрготамин, а назначение противосудорожных препаратов лишь уменьшает частоту приступов.

Самая двусмысленная область патологии, относящаяся к мигрени, представлена пароксизмальными состояниями заторможенности или транса, сопровождаемыми интенсивным аффектом (страх, восторг и т. д.) и причудливыми нарушениями высших ментальных функций. Дифференциальный диагноз в таких случаях должен включать следующие состояния:

Эпилептическая аура или психомоторный припадок.

Истерические трансы и психозы.

Бредовые или истерические состояния токсической, метаболической или лихорадочной этиологии.

Нарушения сна и бодрствования: например, ночные кошмары, кошмары в состоянии бодрствования, атипичная нарколепсия или сонные параличи и т. д.

Таким образом, здесь мы можем столкнуться с тем, что уже было нами описано в связи с дифференциальным диагнозом определенных мигренозных эквивалентов: это область, где клинические синдромы могут сливаться и становиться неразличимыми с помощью имеющихся в нашем распоряжении диагностических приемов. И наконец, проблема может переместиться из поля клинического дифференциального диагноза в поле семантического выбора: мы не можем наименовать то, чего не можем вычленить.

Либо некая вещь имеет свойства, которых нет ни у одной другой вещи, и тогда эту вещь отличают от других, просто описывая и называя эти свойства; либо, с другой стороны, есть несколько вещей, все свойства которых одинаковы и тождественны друг другу, и в таком случае невозможно указать какую-то одну из них.

Ибо если вещь ничем не отличается, то я не могу ее отличить – ибо в противном случае она была бы отличима (Витгенштейн).

Использованные источники: sdamzavas.net

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Зпрр эпилепсия лечение

  Припадок эпилепсии лечение

  Симптоматическая эпилепсия таблетки

Мигрень и эпилепсия

Многие врачи и писатели прошлого связывали мигрень и эпилепсию, но большинство предпочитало помалкивать, учитывая отношение к этой тяжелой болезни как к чему-то позорному. Страх перед эпилепсией заставлял людей бояться и мигрени. Кое-кто из врачей указывал на это сходство: например, эпилептическому припадку тоже предшествуют продромы или аура.

Однако аура при мигрени очень специфична и резко отличается от той, которая случается перед эпилептическим припадком. Зрительные галлюцинации характерны именно для мигрени; при эпилепсии никогда не бывает классических вспыхивающих узоров, описанных выше. Однако изменения настроения во время продромов, связанные с выраженными состояниями восторга или ужаса, в том и другом случае очень похожи.

В чрезвычайно редких случаях приступ мигрени сопровождается кратковременной потерей сознания. Врачи до сих пор не решили, являются ли такие обмороки проявлением подлинной мигрени или совпадением эпилептического припадка с приступом мигрени.

Похоже, что больные мигренью немного чаще других людей страдают эпилептическими припадками, а эпилептики мигренью. Кроме того, мигрень чуть чаще распространена среди тех, кто подвержен депрессиям, и несколько увеличивает риск повторного приступа депрессии. Однако процент таких людей очень невелик; он составляет всего лишь 2-3,6 случая на 100 000 человек старше 20 лет. У детей же приступов депрессии практически не бывает.

Очень интересно, как мигрень выглядит на электроэнцефалограмме (ЭЭГ), которая записывается с помощью закрепляемых на голове электродов. Несмотря на большое количество таких исследований, характерный для мигрени рисунок найти так и не удалось. Некоторые исследователи утверждают, что при определенных частотах им удалось зафиксировать «пики» мозговой активности в промежутках между приступами, но четкого рисунка, который позволял бы врачу диагностировать мигрень на основе ЭЭГ, так и не получено. Это коренным образом отличается от ситуации с эпилепсией, где основой для диагноза служит бросающееся в глаза отклонение ЭЭГ от нормы.

Впрочем, электроэнцефалограммы, сделанные во время приступа мигрени, тоже далеки от нормы. Некоторые врачи и исследователи считают мигрень с аурой очень медленным эпилептическим припадком. Однако, в отличие от эпилептических припадков, приступы мигрени ни в коем случае не являются результатом повреждения мозга.

Полноценная жизнь с эпилепсией и без приступов

Электростимуляция или VNS-терапия http://vnstherapy.com.ua/in_ukraine – это эффективная инновационная технология, новая методика, благодаря которой люди с эпилепсией смогут полноценно жить, снизив приступы или полностью исключить эпилептические припадки. Небольшое устройство посредством незначительного хирургического вмешательства устанавливается под кожу. Прибор необходим для генерации электроимпульсов, он немедленно реагирует на активность мозга, приводящую к приступу. . ⇒

Причины, проявления и лечение эпилепсии

Эпилепсия – заболевание головного мозга с хроническим течением, характеризующееся судорожными припадками. Различают симптоматическую эпилепсию (как проявление различных заболеваний) и собственно эпилепсию. Специалисты нейрофизиологической клиники http://www.bosdeti.ru/ не ставят под сомнение значение наследственной склонности в этиологии эпилепсии. Решающее значение придают экзогенным причинам – внутриутробные родовые травмы, инфекции, интоксикации. . ⇒

Лечение мигрени

Мигрень — распространенное заболевание. Которое сопровождается головной болью в одной половине головы. До настоящего времени выявить причину данных приступов не удавалось. Так как боль достаточно сильна и может продолжаться до 3 – х суток, мигрень доставляет немало проблем и страданий пациентам. Лечение мигрени. ⇒

Как помочь подростку с частыми мигренями?

Когда дети вступают в пору подросткового возраста, половое созревание и стрессы, связанные с учебой в старших классах, вызывают учащение головных болей вообще и приступов мигрени в частности. В наше время этот возраст становится еще более опасным, чем прежде. Требования, предъявляемые детям современной школой, никогда не были такими. ⇒

Использованные источники: med-akademiya.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Болят ноги эпилепсия

  Как избавиться от эпилепсии дома

  Эпилепсия упражнения

Может мигрень перейти в эпилепсию

Эпилепсия и мигрень

Эпилепсия и мигрень.По причине происхождения, патофизиологическому механизму их развития, эти два заболевания тесно взаимосвязаны, что сильно усложняет их дифференциальную диагностику. В обоих случаях этих заболеваний, можно проследить генетическую предрасположенность .Толчком к возникновению приступа в обоих случаях является изменение потенциала нервных клеток, что приводит к нарушению сосудистого тонуса в головном мозге.

Многие симптомы очень похожи при этих заболеваниях. При мигрени также иногда бывают судороги, как и при эпилептическом припадке. Головные боли при этих заболеваниях отличаются , тем, что при мигрени они более интенсивные и имеют одностороннюю локализацию. При нарушении сознания и осознание окружающего во время приступа-это общее. Разное-при эпилептическом приступе, больной не может отреагировать на происходящее. Разница еще заключается в длительности приступов: при мигрени -до часу, при эпилепсии-минуты. Изменения на ЭЭГ при мигрени при приступе незначительные, а при эпилепсии более выраженные , что связано с гибелью нейронов головного мозга. При приступе эпилепсии возникает паралич конечностей или участков тела, что не наблюдается при мигренозном приступе.

Мигрень может провоцировать возникновение эпилепсии, приводя в некоторых случаях к возникновению нового заболевания-мигрелепсия. Это сложное неврологическое расстройство, требующее срочного вмешательства квалифицированной медицинской помощи. При приступах головной боли мигренозного характера, сопровождающихся судорожными припадками эпилептического типа подход в лечении будет одинаковым.Как отличить мигрень от бессудорожной эпилепсии см.здесь

Related posts:

2 Comments to “Эпилепсия и мигрень”

В табл. 2 представлены симптомы, наиболее информативные для их дифференцировки. В общем, по сравнению с эпилепсией приступы мигрени отличаются более постепенным началом и более длительным течением. Тошнота и рвота чаще ассоциируются с мигренью, а длительная спутанность или сонливость после приступа говорит в пользу эпилепсии.

By 4APK.RU , 11 Март 2016 @ 21:05

В табл. 2 представлены симптомы, наиболее информативные для их дифференцировки. В общем, по сравнению с эпилепсией приступы мигрени отличаются более постепенным началом и более длительным течением. Тошнота и рвота чаще ассоциируются с мигренью, а длительная спутанность или сонливость после приступа говорит в пользу эпилепсии.

Использованные источники: gumirov1963.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Болят ноги эпилепсия

  Симптоматическая эпилепсия таблетки

  Что означает приступ эпилепсии

  Эпилепсия после наркоза

Связь мигрени и эпилепсии

Существует ли связь мигрени и эпилептических припадков? Связаны ли эти заболевания с дыханием?

Уверен, вы уже слышали, что мигрень может быть следствием тревоги, напряжения и стресса. Но эпилепсия? Каждый знает, что эпилепсия — это расстройство деятельности мозга. Может быть, она как-то связана дыханием? Хорошо, пусть нарушение дыхания не является первопричиной этого недуга, однако оно может спровоцировать ее приступ.

Связь мигрени и эпилепсии

Существует ли связь между мигренью и эпилепсией?

Хотя медики уверенно заявляют о существенных различиях между мигренью и эпилепсией, их уверенность не основывается на фактах. Утверждение о том, что эпилепсия и мигрень — абсолютно разные понятия, носит исключительно конъюнктурный характер. Я могу привести веские доказательства в пользу того факта, что и эпилепсия, и мигрень являются результатом нарушения мозгового кровообращения, а это напрямую связано с дыханием, и что различие между мигренью и эпилепсией практически сводится к вопросу о том, работа каких сосудов головного мозга нарушается — внутричерепных или внешних.

Необходимо отметить, что, как правило, усиленное дыхание или провокация гипервентиляцией вызывают возникновение в мозге импульсов, сходных с эпилептическими. Это означает, что существует связь между гипервентиляцией и патологическими сигналами, возникающими в мозге. Еще одна убедительная, на мой взгляд, причина, стараться избегать гипервентиляции.

Именно на этой взаимосвязи основана методика использования гипервентиляции при клиническом неврологическом обследовании больных для выявления картины нарушений деятельности мозга. Об этом хорошо знали известные неврологи Хьюлингс Джексон и сэр Уильям Говерс. Еще в XIX веке они обнаружили хороший способ диагностирования эпилепсии. Следовало попросить пациента усиленно подышать и тем самым вызвать приступ.

Лечение мигрени и эпилепсии

Если вы решили обратиться к терапевту или врачу-диетологу с намерением уменьшить в своем рационе или в рационе вашего ребенка содержание определенных продуктов, вам необходимо тщательно проанализировать их влияние на ваше здоровье. Исключать из пищевого рациона те или иные продукты можно только под наблюдением опытного специалиста. Резкий отказ от определенных продуктов, вызывающих, на ваш взгляд, те или иные симптомы мигрени или эпилепсии, может еще больше осложнить течение болезни.

Есть подозрение, что повышенная чувствительность к некоторым видам пищевых продуктов, способствует расстройству дыхания.

Гипервентиляция является общеизвестным спусковым механизмом эпилептических припадков и с возникновением этого неврологического заболевания связаны и питание, и расстройства дыхания. Вот список продуктов, потребление которых противопоказано людям, страдающих эпилепсией, мигренями и в некоторых случаях астмой.

Противопоказания продуктов при эпилепсии и мигрени:

  • молоко;
  • зрелые и плавленые сыры;
  • пшеница;
  • шоколад;
  • маринованная сельдь и маринованные овощи;
  • копченые и консервированные мясные и рыбные продукты;
  • кукуруза;
  • бананы, сливы, инжир;
  • говядина;
  • свинина, мясо индейки;
  • соевый соус;
  • орехи;
  • лакрица;
  • кормовые бобы;
  • куриные яйца, помидоры, шпинат;
  • цитрусовые, малина.

Вполне понятно, например, что бананы вызывают головную боль далеко не у каждого, но люди, чувствительные к тирамину, должны относиться к ним с осторожностью.

Есть еще список аллергенов, которые провоцируют упомянутые заболевания, особенно астму. Это:

  • собачья и кошачья шерсть, птичий пух;
  • пыль;
  • плесень;
  • пыльца;
  • табак;
  • бытовой кухонный газ;
  • хотите верьте, хотите нет — мельчайшие частицы хитинового покрова тараканов, если они водятся в вашем доме.

Перечисленные пищевые продукты и другие аллергены не играют определяющей роли в возникновении какого-либо неврологического или дыхательного расстройства. Скорее, они довольно часто упоминались при наличии этих заболеваний, и поэтому к ним следует относиться достаточно серьезно. До сих пор существует множество мнений по вопросу о том, какие именно вещества провоцируют эпилепсию и мигрень и с помощью каких механизмов они их вызывают.

В объяснении данного факта отдают предпочтение теории катастроф, согласно которой установившаяся взаимосвязь ведет к не поддающимся прогнозированию результатам. Например, постоянная сила, прикладываемая во время сгибания деревянной палочки, дает возможность прогнозировать угол изгиба до определенного момента. Если гнуть дальше, палочка сломается. В исходном положении предсказать подобный результат было бы невозможно. И неважно, каким количеством сведений о сгибании палок вы обладаете, — вы не можете точно сказать, в какой момент палочка сломается.

Справедливо и то, что постепенное возрастание в крови уровня гормонов, запускающих механизм аллергии, или их имитаторов после недавнего приема пищи или возросший уровень гистамина в ответ на вдыхание аллергена не вызывают постепенного нарастания симптомов. Это могут быть крайне медленные и незаметные изменения в организме, сопровождаемые нарушениями дыхания. Но по достижении определенной точки эти симптомы остро заявят о себе.

С большой вероятностью можно предположить, что именно так действует механизм возникновения судорог при эпилепсии. Сила воздействия аллергических стрессоров накапливается, пока не пересечет критический порог. Имитаторы гормонов, инициирующих аллергическую реакцию, полученные организмом с пищей, дополняют выработанные естественным путем гормоны стресса, и дыхание учащается. У вас начинает усиливаться вентиляция легких, что может оказаться фактором, который нарушит равновесие в вашем организме.

История мигрени

История заболевания началась несколько тысячелетий назад. Мигрень была впервые описана в I веке нашей эры Аретеем. Римский врач Гален во II веке дал ей название гемикрания, что со временем превратилось в гемигрению (односторонняя головная боль), азатем в мигрень.

В историю научного изучения этого заболевания вошло имя Иоганна Якоба Вепфера, который в начале XVIII века выявил взаимосвязь между артериальной пульсацией, расширением сосудов и возникновением боли. Позднее было замечено, что надавливание на сонную артерию на шее или на височную артерию помогало снимать приступы мигрени. Это дало основание рассматривать мигрень в качестве результата расширения и сужения сосудов.

Сэр Уильям Говерс, величайший невролог XIX столетия, отмечал многочисленные сходства между возникновением приступов мигрени и другими заболеваниями, сопровождавшимися приступами. Особое внимание в развитии приступов он уделял роли гипервентиляции легких и определял мигрень как пограничную зону эпилепсии.

Говерс отметил чередование приступов мигрени и эпилепсии и выявил симптомы, которые предвещали начало приступа. Но он же зарегистрировал, что продолжительность приступов выступает в качестве главного отличия между мигренью и эпилепсией: приступы эпилепсии всегда короче приступов мигрени. Ученый писал, что передавливание сосудов при перевязке конечностей приводило к завершению приступов.

Мигрень приписывается многим историческим деятелям и известным писателям. Говорят, ею страдали Наполеон Бонапарт, Льюис Кэрролл, Фредерик Шопен, Зигмунд Фрейд, Генрих Гиммлер, Томас Джефферсон, Лев Толстой и Вирджиния Вульф. Согласно одному источнику, по крайней мере один из десяти человек в Северной Америке страдает мигренью в той или иной форме.

Использованные источники: www.medmoon.ru